Кривая книгоиздания

Издатели обычно считают, что законы об авторском праве должны быть ещё жестче, чтобы защищать их от «пиратов». Но пользуются ли они сами благами, которые даёт закон. Исследование АИИ показывает, что нет.

Авторы и институциональные правообладатели обычно склонны считать недостатками современной международной системы авторского права, восходящей к Бернской конвенции, не слишком «жесткие» положения законов и не слишком «решительные» действия правоохранительной системы. А значит, с их точки зрения, авторское право должно быть лучше, то есть жестче. Но при системном экономическом, социологическом и культурологическом анализе даже в первом приближении становится очевидным, что эта система не столько плохо охраняет авторов, сколько охраняет не то и не в той степени, что требует современное общество: авторское право охраняет то, что не нуждается в охране, стремится наказать за то, что способствует развитию культуры и свободному распространению (зачастую — жизненно необходимых) знаний, не способно выполнить свою исходную цель — поощрить творческих людей на создание новых произведений, но напротив, всячески препятствует этому и т. д. То есть нынешняя система авторского права, когда-то ставшая основой современной индустрии контента, просто неадекватна той реальности — технологической, экономической и культурной — в которой развивается современное общество.Чтобы эти утверждения не казались голословными, Ассоциация интернет-издателей провела исследование того, насколько эффективно используют современные издатели книги, опубликованные давно, но всё ещё охраняемые авторским правом.

В качестве методической основы исследования было взято исследование, проведенное в Университете Иллинойса под руководством профессора Пола Хилда [Heald, Paul J., How Copyright Keeps Works Disappeared (July 5, 2013). Illinois Program in Law, Behavior and Social Science Paper No. LBSS14–07; Illinois Public Law Research Paper No. 13–54. Available at SSRN:http://ssrn.com/abstract=2290181 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2290181]. За генеральную совокупность Хилд принял все отечественные художественные книги, вышедшие в США в 2012 году. Из этой базы Хилд случайным образом выбрал 2300 книг, о первых изданиях которых оказалась доступна исчерпывающая информация о первом годе их публикации. Информацию о генеральной совокупности исследователи черпали на сайте Amazon, историческую информацию — в базе данных Библиотеки конгресса США.

Основой настоящего исследования стали данные о книжных изданиях художественной литературы на русском языке, содержащиеся в ежегоднике «Книги Российской федерации» Российской книжной палаты за 2014 год [Книги Российской Федерации. Ежегодник. 2014: гос. библиогр. указ.: в 11 т. / Рос. кн. палата; сост. Ю. Курова. — М.: Бук Чембэр Интернэшнл, 1927–. — ISBN 978–5–901202–71–5. — ISSN 0201–6354. Т. 9: Разделы 811.512–821.161.1. — 2015. — 707 с. — ISBN 978–5–901202–80–7. Выражаем искреннюю благодарность Антону Гришину за ценные библиографические консультации.]. Из 9997 художественных книг на русском языке, вошедших в книжную летопись за этот год, случайным образом после отсева изданий без необходимых данных, изданий произведений, созданных до XIX века, а также сборников произведений, созданных на протяжении более, чем двух десятилетий, было выбрано 978 изданий [При таких параметрах генеральной совокупности, размере выборки и доверительной вероятности 95% ошибка выборки составит 2,98%]. Для каждого издание был проведен поиск информации для установления года первого издания произведения — поэлектронному каталогу Российской государственной библиотеки , с использованием метапоисковика по 28 книжным интернет-магазинам FindBook и русской «Википедии» .

По результатам статистического анализа можно констатировать безусловный перевес новых изданий над переизданиями: практически ровно 3/4 (74,9%) книг из выборки представляют собой новые издания. И только 25% изданий являются переизданиями. Почти половина из них приходится на издания самых последних лет (18% не ранее 2010 г.) и предыдущего десятилетия (27,3%).

Нельзя сказать, что издательства не решаются идти на коммерческий риск при переизданиях более старых книг. Напротив — cредний тираж новых книг по выборке составляет 3470 экз. Однако средний тираж книг, впервые изданных в последние годы — 11 080 экз. То есть по преимуществу такие переиздания фактически являются очередными тиражами одного и того же издания с доказанным на рынке спросом. Средние тиражи книг, впервые изданных в первое десятилетие нашего века, уже значительно меньше (4417 экз.), но всё же превышают средние тиражи новых книг. Это касается и лучших — для литературы — периодов XIX—XX веков.

Как можно видеть на графике распределения переизданий по десятилетиям оригинальной публикации, ситуация в российском книгоиздании иная, нежели в США.

Данные, полученные Хилдом, наглядно свидетельствуют о явном преобладании переизданий книг XIX века и начала XX века (до 1924 г.) над книгами более позднего времени. Профиль кривой Хилда — с хорошо заметным провалом 1930-х — 1980-х гг. — демонстрирует, как работает копирайт: произведения, без сомнения уже относящиеся к общественному достоянию, публикуются издателями едва ли не с большим энтузиазмом, чем произведения, созданные даже пару десятилетий назад.

В чем причины такой разницы? Их несколько.

Корпус литературных произведений, созданных на английском языке в XIX — нач. XX веков, значительно больше (просто по ассортименту) корпуса классической русской литературы: английская литературная традиция старше, среди произведений, созданных в XIX веке, больше актуальных книг и авторов.

Российские издатели — в условиях экономического кризиса и спада в отрасли — стараются публиковать только те книги, которые будут иметь гарантированный сбыт. Очевидно, что к ним относятся те произведения, которые не только выдержали не одно переиздание, но и входят в негласный литературный «канон», причём независимо от того, перешли такие произведения в общественное достояние или нет. Экономические риски для российских издателей, работающих на менее устойчивом, чем американский, рынок, значительно выше, а значит решения принимаются ими со значительно большей осторожностью. При этом при принятии решения о переиздании фактор необходимости транзакционных издержек и издержек на роялти (к тому же — меньшем, чем в США), рассматривается ими как второстепенный.

Именно поэтому вообще так мала доля переизданий произведений, впервые выпущенных в XIX—XX веках в общем ассортименте выпускаемой литературы. Для этих книг у издателей есть и конкретные данные о продажах самого последнего времени, и они полагают, что лучше понимают реакцию потребителей на относительно новые книги.

Стоит обратить внимание на два «всплеска» на графике: переизданий книг, опубликованных в 1920-х и 1960-х годах больше, чем остальные периоды до 1990-х, когда, собственно, появилась современная российская коммерческая книжная индустрия. На двадцатые и шестидесятые годы ХХ века приходится периоды особого расцвета литературы, сами по себе эти исторические периоды относительного подъема российской культуры хорошо памятны и актуальны для современного читателя. Чего не скажешь уже о литературе тридцатых или пятидесятых годов прошлого века. Издатели чувствуют это и поэтому эти особые — для статистики и культуры — десятилетия только подтверждают принцип «издавать известное».

Безусловно, смягчение режима охраны произведений советской эпохи (сокращение сроков охраны, упрощение использования «сиротских» произведений или полная отмена ограничений на коммерческое использование произведений, созданных в этот период) может способствовать оживлению интереса издателей к переизданию таких произведений, поскольку может упростить работу по лицензионной очистке произведений. Однако переоценивать влияние фактора копирайта не стоит. Транзакционные издержки и авторские роялти обычно не являются основными категориями расходов при подготовке тиража, за исключением, быть может, случаев защищаемого авторским правом монопольного самодурства наследников.

Однако смягчение режима охраны может оказать решающее влияние на обеспечение доступности этих произведений в при дистрибуции (коммерческой или некоммерческой — не принципиально) этих произведений в виде электронных книг, поскольку сократятся или снимутся юридические и/или финансовые барьеры для переиздания.

Исследование проведено в рамках проекта “Общественное достояние”. При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *